Записи с темой: примите наш отзыв! (список заголовков)
09:50 

Рецензия wicomix на книгу "АТЛАС И АКСИС. ТРЕТЬЯ КНИГА САГИ"

Рецензия wicomix на книгу "АТЛАС И АКСИС. ТРЕТЬЯ КНИГА САГИ"
wicomix.wordpress.com/2018/11/27/%D0%BC%D0%BD%D...

Атлас и Аксис-3

Две дружелюбные и мирные собаки Атлас и Аксис совсем не жаждали приключений, но последние стремительно их настигли, в результате чего в жизни друзей «загостили» потери близких, смертельные опасности, дальние дороги и встречи, многие из которых могли закончиться самым печальным образом. В конце второго тома герои попали в очередную переделку, приведшую к тому, что они оказались среди огромного воинства, плывущего воевать с опостылевшем всем жителям этих земель кланом Маков. Да, забыт на время фэнтезийный и откровенно детский сюжет про волшебную кость, спрятались, выжидая своего часа, динозавры, и комикс вновь стал предельно историчным и аутентичным, погружая читателей в эпоху, когда на севере Европы шли сражения за власть между кланами, армии штурмовали замки и переправлялись на драккарах, отпетый разбойник с чёрной душой мог стать свирепым и агрессивным, но по своему справедливым правителем.

Фактически, испанский автор и художник Пау действует по заветам Борхеса, описавшего четыре основных сюжета литературы: а что, герои находятся в поиске, возвращение им только снится, но наверняка мы увидим его в последнем, четвёртом томе, осада крепости отлично описана здесь. Есть, правда, пункт «самоубийство бога» (роль которого в мире разумных собак и прочих животных отведена его женской ипостаси по имени Пангея), но, согласитесь, до него и в «большой литературе» не часто добираются. А вот осада выглядит гораздо интереснее. Пау воссоздает схемы это действа, описывает процесс подготовки, осадные оружия и принципы их работы, да и батальные сцены, призванные показать весь ужас и бессмысленность устроенной бойни, выглядят у него очень убедительно, даром что сюжет рассказывает про собак. Но замени слово «собаки» на слово «люди», и всё встанет на свои места. Война – это когда «нет ни плохих, ни хороших, есть только война» и «или ты, или тебя». Так что, спасая свои шкуры и стремясь вырваться из кровавого круговорота, Атласу и Аксису приходится убивать, привнося в комикс жестокие сцены; отрубленные конечности даже самых неприятных типов можно отнести к «шок-контенту», особенно если комикс окажется в руках совсем юных читателей.

При том, что войне Пау говорит решительное «нет!» и использует её как драматический полигон для дальнейшего развития сюжета, серьёзным испанец остаётся не всегда, выдавая порой забавные шутки. Так, собаки используют для бомбежки крепости с помощью катапульт не ядра или зажженные шары, а овец, которые в этом мире имеют привычку взрываться (кстати, объяснения этому никто не даёт) с мощностью бочки с порохом. Вместо тарана используют барана, и тут даже переводчику не нужно обыгрывать очевидное сходство образов игрой слов, всё и так понятно. Во второй части комикса, где сбежавшие с поля боя герои выслушивают долгий и полный «жизненной жести» рассказ очередного знакомого, одноглазого и могущественного волка, возникает элитный военный отряд пуделей-коммандос (сложно, конечно, найди более несочетаемые слова), и автор успевает пошутить на тему культового сериала «Побег». Да, и неожиданно, в самом конце, выясняется, что Пау прятал на страницах комикса нарисованных мышек, и теперь предлагает интересно провести время в поисках этих грызунов. Может быть, это такой способ привлечь внимание к рисунку, который и так первым делом бросается в глаза обилием красочных пейзажей (в данном томе особенно удались горные виды) и проработанных деталей, достаточно посмотреть на обложку, чтобы понять, насколько всё круто и какой отличный из всего этого получился бы мультсериал. В батальных сценах задействована, как и положено, целая толпа персонажей, и всем им художник старается придать хоть немного индивидуальности, делая их отличительной чертой не только внешность и предметы амуниции, но и лай. Ведь собаки разных пород лают по-разному, это всем известно. А вот разбираться с тем, почему всё-таки воют волки, Атласу и Аксису предстоит ближе к концу тома.

Серия перевалила экватор и близится к завершению, играя с жанрами приключенческой литературы и всё еще не определившись, для детей она (иногда очевидно «да») или же для более взрослых читателей, не боящихся редких, но всё же присутствующих сцен насилия, полностью соответствующих описываемому историческому периоду. Впрочем, эту неопределенность лично мне, взрослому читателю, сложно записать в минусы, и с точки зрения сюжета и визуальной составляющей комикса я вижу гораздо больше плюсов. До конца остался один том и он уже сдан в печать, а значит, финал близко. Книги Пау выпускает «Фабрика комиксов», выходят они в твёрдой обложке, в формате 197х280мм. В книге под номером «3» 64 страницы, тираж у неё 2000 штук. На обоих форзацах есть нечто наподобие стереокартинок, когда нужно свести глаза особенным образом, чтобы увидеть трехмерное изображение, но либо это просто «обманка», либо я этот навык давно утратил. Из допов – пара артов и упомянутое предложение считать мышей.

@темы: примите наш отзыв!

23:53 

Рецензия Anna-23-11 на сериал "«Магазинчик ужасов»"

"А Вас, мистер детектив, я попрошу остаться"
Рецензия Anna-23-11 на сериал "«Магазинчик ужасов»" anna-23-11.diary.ru/p216704771.htm

Переиздание – это реактуализация произведения. «Магазинчик ужасов» стоит того, чтобы перечитать.
За 10 лет некоторые вещи переоцениваются. Некоторые главы казались важными, а теперь уже не кажутся такими. Некоторые как были любимыми, так и остались. А некоторые главы, которые сначала казались проходными, теперь оказываются интересными. Например, 26-я глава «Диета». Школьники, находящиеся на полном попечении родителей, едва прочувствуют слова Ди о голоде и жажде. Они скорее затронут тех, кому приходилось экономить на еде, ограничивать себя в ней. Кроме того, эта глава позволяет увидеть, как Ди по-разному относится к людям. Кому-то искренне поможет, как толстушке Эмеральде. В чью-то жизнь не вмешается, ограничившись лишь продажей питомца – как в случае боксёра Нэша. А кому-то хладнокровно, вполне осознанно принесёт беду, как модели Айрин.

Акино Мацури иногда чрезмерно сентиментальна, как в 25-й главе «Долг». А иногда прекращает сюсюкать и удивляет жестокостью в своих историях – как в главе 30-й «Дуэль». Что напоминает, что рейтинг манги 16+.
В истории «Дежавю» (29-я глава) Ехидна Хьюри скрывает своё прошлое. Потому что поклонницы её книг не захотят узнать, что Хьюри сначала накопила средства, затем сделала пластическую операцию, заработала больших денег, только потом у неё появились поклонники. А не в обратном порядке, как в её любовных романах. Иронично, что именно на них и разбогатела Хьюри, имея в прошлом нереспектабельные способы заработка. Наконец, за 10 лет некоторые истории банально забываются.

Переиздание не содержит посторонных материалов. Всё посвящено только «Магазинчику» - пояснения автора (не дань вежливости, а действительно содержательные), дополнительные иллюстрации (в том числе цветные в последнем томе)… А также то, что не вошло в первое издание – юмористические сценки. Сюрпризом стало то, как Ди довёл Леона до слёз рассказом о размножении насекомых: «Самцы, самцы… Какие же мы несчастные создания!»

«Магазинчик» выигрывает у «Созвездия воображаемых зверей» тем, что центральные персонажи взрослого возраста. Взрослой аудитории интереснее читать про своих ровесников, чем про вечных школьников или персонажей другой возрастной категории.
Только сейчас дошло, что Леон изображен с лёгкой профдеформацией. Что симметрично специфичной доброте Ди. Профдеформация Леона временами перетекала в средне-тяжелую форму и так надоела Ди, что тот прибег к радикальной мере, чтобы избавиться от назойливого общества. И Хауэр, и Оркотт обижены, что Ди с ними не попрощался. Но в последную встречу Ди единственный раз назвал Оркотта по имени – вместо саркастичного «мистер детектив». «Леон, вы слишком много курите».

Несмотря на безысходность некоторых историй, «Магазинчик» оказывает интересный эффект, который можно назвать терапевтическим. Прочищает мозги. Возможно, это связано с абсолютной и в то же время гибкой системой ценностей. Превыше всего ценность жизни – своей и особей своего вида, особей других видов.
«Магазинчик» был первой прочитанной мангой и произвел культурный шок. После сотни прочитанных манг и комиксов он так и остался одним из лучших.

Жаль, что конфликт автора и японского издателя делает невозможной публикацию её следующих работ в России.

@темы: примите наш отзыв!

10:27 

"Двойная Спика. Роман воспитания с призраком и космосом".

Рецензия от Anna-23-11: anna-23-11.diary.ru/p216622702.htm

После тяжелых, увесистых «Таймасинов», альманаха и каталога непривычно держать лёгкие, тонкие томики «Двойной спики».

Ягинума-сенсей словно не может решить, что важнее – настоящее или прошлое. Из-за чего томики наполовину об учёбе Асуми в космической академии. Наполовину об её детстве в городке Юигахама, пострадавшем от вымышленной катастрофы.

На примере допглавы «Звёздный листопад» (второй томик) можно проиллюстрировать, как противоречива масскультура, совмещая наблюдательность и тупость.
Верно изображено, как заразны эмоционально-негативные манеры поведения, более заразны, чем нейтрально-положительные. Особенно между родителями и детьми. В данном случае, на примере Сибаты и её матери. Которая ведёт себя так, словно только она несчастна в Юигахаме. Хотя весь городок пострадал от катастрофы, все кого-го или что-то потеряли.

Ещё вопрос, только ли из-за обезображенной руки с маленькой Сибатой никто не дружит. Может, ещё из-за её неприятной манеры общаться. «Ну вот, из-за тебя Райка убежал!.. Сбежать решила?!.. Благодарить не буду. Он ведь из-за тебя убежал… Вот заблудимся, ты будешь виновата!» И всё это за первую встречу с Асуми, которая просто захотела с ней познакомиться. Но тупость не в этом. Асуми и после этого пытается дружить с Сибатой. И даже после того, как Сибата за вторую встречу нагрубила на всю жизнь вперёд.

Автор искренне верит, что это оттого, что «люди часто думают одно, а говорят совсем другое. Очень сложно выразить словами свои истинные чувства». Во-первых, свои чувства выразить как раз проще и яснее всего. Во-вторых, получается «хочешь друга – пошли его». Что совсем уж неадекватно. Тем не менее этот неадекватный стереотип кочует из манги в мангу, из аниме в аниме.

«Двойная спика» из тех манг, которых настигло «проклятие первого тома». Его суть в том, что первый том производит настолько бледное впечатление, что часто остаётся единственным прочитанным из всей манги. А «Двойная спика» как назло с каждым томиком становится интереснее. Всё круче тренировки будущих космонавтов. Всё больше загадок. Почему Лайон не может уйти? Только ли из-за учительницы? Зачем безбровый работает грузчиком? Кто такая Марика Укита? Умер ли мальчик? Последний томик – самый увлекательный из изданных четырех. В том числе благодаря полуужасному-полусмешному эпизоду с испытанием «рвотной ракетой».

«Двойная спика» - это старый, традиционный роман воспитания в новой форме комикса с космическим и мистическим налётом. Романтичный, идеалистичный, мелодраматичный, как полагается, когда главной героине 15 лет. Интересный за счёт учебного процесса в космической академии, больше похожего на армейские тренировки. И за счёт вопросов без ответа. Например, нужно ли осваивать космос, когда есть насущные социальные нужды?

@темы: примите наш отзыв!

10:29 

Рецензия Anna-23-11 на книгу "Романга-до. Путь русской манги"

Рецензия Anna-23-11 на книгу "Романга-до. Путь русской манги"
anna-23-11.diary.ru/p216535474.htm

Название не отображает суть. Работы отобраны не по хронологическому принципу, типа «Первая русская манга», «Романга 2000-х годов», «Романга второго десятилетия третьего тысячелетия». В каталог тематически отобраны лучшие работы романги за 20 лет – и в этом составители постарались на славу. Они пригласили авторов, публиковавшихся у разных издательств и в интернете.
Краткая историческая справка имеется в предисловии. В нём же картинка женщины-вамп в кокошнике в берёзовом лесу. Остаётся загадкой, чья это картинка.
Содержание поистине насыщенное, не заскучаете. Приятным сюрпризом стала 6 глава «Сунснего мура» Олеси Холодчук. Пять глав вышли отдельным изданием, посвященные шаманской мифологии.
Романга не боится экспериментировать, переходя из прозы в комикс или качаясь плавно с поэзией.
Информация об авторах в конце книги – первые шаги исследователей романги. А ещё поражает обширная география - вся Россия создаёт комиксы.
К минусу относится то, что множество работ представлены частично, по одной главе. Это оправдывается объемом каталога, большим, но всё же ограниченным.
Есть типографский брак – последний лист «Якутии» (первой главы) дублирован.
Японская поп-культура – мощный, но далеко не единственный фактор влияния на визуальную культуру России. Современный русский комикс вобрал в себя не только стиль манги и аниме, но и – пусть в меньшей степени – стиль советской мультипликации, традиции русской классической живописи, а также черты западного комикса. Каталожные цветные иллюстрации выдают это. Ну и разнообразные графические стили тоже.
Каталог прошедшей выставки – хорошая память о ней. И возможность ознакомиться с ней для тех, кто не смог посетить.

Romanga-do

@темы: русская манга, примите наш отзыв!

16:06 

Рецензия wicomix на книгу "Кольцо нибелунга".

Рецензия wicomix на книгу "Кольцо нибелунга".
МНЕНИЕ: КОЛЬЦО НИБЕЛУНГА
wicomix.wordpress.com/2018/10/31/%D0%BC%D0%BD%D...

Ф. Крейг Рассел хорошо известен российским любителям комиксов как мастер графических адаптаций романов Нила Геймана, ведь у нас уже выходили «Американские боги», «История с кладбищем» и «Коралина». Также американский художник рисовал некоторые выпуски геймановского же «Песочного человека». Но ещё об одной стороне творчества Рассела многие имели крайне смутное представление, как и о существовании жанра «адаптация оперных произведений в виде комикса» в целом: дело в том, что Рассел брался за такие классические вещи, как «Волшебная флейта» Моцарта и Шубертовская «Саломея», «переводя» их в формат графических романов. Но по настоящему оценить его таланты на данном поприще мы можем благодаря «Фабрике комиксов», издавшей монументальную работу художника, основанную на знаменитых операх Рихарда Вагнера.

Вообще, слова «эпический» и «монументальный» давно стали общими, расхожими и ими можно описывать что угодно, будь то гигантомания очередного мегаломаньяка в мире искусства иди же чьи-то потуги создать на коленке новый шедевр для всех и для каждого, из-за чего слова эти слегка утратили свой смысл и иногда даже приобретают сатирический оттенок. Но есть в истории произведения, которые можно и нужно описывать с помощью этих слов, и в этом случае они превосходно передают всю мощь авторского замысла. «Кольцо нибелунга» — заслуженно-первое, что приходит на ум, когда начинаешь выискивать в памяти подобные произведения. У Вагнера ушло двадцать восемь лет от первых набросков до премьеры, состоявшейся в 1876 году, сам цикл состоит из четырех опер общей продолжительностью более пятнадцати часов, и показывать всё это действо на театральных подмостках нужно на протяжении четырех вечеров. «Кольцо» считается невероятно трудной оперой как для оркестра, так и для исполнителей; к примеру, партия валькирии Брунгильды признана самой сложной для женского сопрано и взявшиеся за нее исполнительницы должны понимать, что добровольно становятся её заложницами, ведь ничего другого им теперь предлагать петь не будут, раз уж оная может вытянуть данную арию. Нелегка тетралогия и для зрителей, и для тех, кто решил послушать оперы дома. Чего далеко ходить, лично я дальше первой части так и не продвинулся. О чём жалею, в том числе и благодаря Расселу, который, оказавшись терпеливее, сумел доказать мне (надеюсь, что не только мне), что перед нами действительно интересная и масштабная история, которая, если разобрать её по частям, может претендовать на роль родоначальника всего современного фэнтези. По другому и быть не может, ведь Вагнер взял за основу немецко-скандинавские мифы и легенды, исландские саги и поэму «Песнь о нибелунгах» неизвестного средневекового автора, создав в итоге многоуровневый сюжет о богах, которые ведут себя как люди, и о людях, чья смелость и сила делают их равными богам.

Начну с ответа на главный (ну, числившийся у меня главным, пока не прочитал комикс) вопрос: кто такие нибелунги? Это один из родов карликов, проще говоря, гномы, обитавшие возле реки Рейн, в которой, по легенде, хранились несметные сокровища, доставшиеся в итоге королевскому роду Бургундии, чьи представители впоследствии и стали звать себя «Нибелунгами». На самом деле сокровища, сакральное золото Рейна, стерегли русалки, благосклонности которых добивался уродливый гном Альберих. Разумеется, тщетно, те только потешались над ним, упустив момент, когда золото оказалось в руках у карлика, сотворившего из него кольцо всевластия, ради обладания которым нужно лишь отвергнуть любовь и тогда весь мир подчинится обладателю этого украшения. Да, уродливый карлик, волшебное кольцо, вокруг которого закручивается сюжет…всё намекает, что Толкиен тоже любил послушать старика Вагнера или, как минимум, использовал те же источники вдохновения. О чём, правда, рассуждать не любил и сходство всячески отрицал. Но вернёмся к истории: в это же время бог Вотан должен расплатиться с йотунами-великанами Фазольтом и Фафнером за то, что они построили великолепный замок Валгаллу. Великанам обещана Фрейя, сестра жены Вотана Фрики, с чем последняя категорически не согласна. Так начинается история с дележом сокровищ, с запутанными интригами богов, с предательством и явными отсылками к библейскому сюжету про Каина и Авеля, после чего на сцене появляется настоящий дракон, охраняющий кольцо всевластия (и Толкин снова не при чём, как и в тот момент, когда Вотан принимает образ мудрого Странника с белой бородой, серыми плащом и шляпой, и посохом; образ того, кто наставляет героев саги и подводит их к нужному решению). Очень интересно наблюдать, как показаны главные герои, небожители. Здесь это не мудрые, седовласые старцы и их помощники, отвечающие за равновесие во Вселенной, это земные воины, обуреваемые теми же страстями, что и все мы. Вотан вечно конфликтует с Фрикой, которая буквально помыкает им и женской хитростью вынуждает принимать неоднозначные решения, в итоге сказывающиеся на судьбе дочери Вотана Брунгильды, готовой бросить вызов отцу ради смертного героя Зигмунда, влюбившегося в свою родную сестру Зиглинду (не специально, так решила судьба), на жизни их сына Зигфрида, того самого сверхчеловека, которого в легендах и мифах дожидается волшебный меч, томящийся в камне или же в ясене. Зигфрид, главный персонаж третьей оперы, тоже представлен далеко не идеальным мифологическим воином без недостатков: шестнадцатилетний юноша не ведает страха, но его самомнение и уверенность в собственной силе и избранности иногда неприятно зашкаливают, хотя по ходу действия парень, убивающий дракона и совершающий ещё кучу подвигов, всё же доказывает, что некоторые основания для «гордыни» у него были. Как и все основания для того, чтобы сплетённая норнами судьба привела его к четвёртому акту драмы, к «Гибели богов», эпическому финалу, название которого стало для многих исследователей и философов нарицательным. Кто-то услышал и увидел здесь предвестие заката Европы, кому-то уже грезились кошмары мировых войн, для кого-то опера Вагнера стала поводом разбудить в немецком народе спящие героические архетипы нордической Традиции.

Уходя от сюжета, пересказ которого займет лишь чуть меньше времени, чем длится каждый из четырех актов этой драмы, вернёмся к комиксу. Рассел взял в качестве литературной основы английское либретто в переводе Патрика Мейсона, а в плане визуала ориентировался на многочисленные указания самого Вагнера, который кропотливо прорабатывал все элементы постановки, в том числе и костюмы с декорациями. Дело в том, что во время создания опер сведений о том, как могли бы одеваться люди во времена, близкие к «мифическим», было маловато, поэтому пришлось додумывать героические обличья на ходу – отсюда рогатые шлемы викингов, шлемы римских легионеров на голове Вотана, «бронелифчики», ставшие расхожим и высмеиваемым штампом «героики», и другие вещи, всегда стоившие головной боли режиссерам-постановщикам и костюмерам. А вот в изображении простых «смертных» Крейг отталкивается от более приземленных образов, полагая, что во времена оно люди вполне могли довольствоваться шкурами животных и простой одеждой из грубой ткани. Вообще Рассел сознательно избегает сказочности. Понятно, что деваться от неё некуда, но тот же дракон превращается в более уместного крокодила (или кого-то похожего), да и деяния богов в целом лишены фантастичности, что поддерживает идеи «очеловечивания высших существ» и «возвышения человека». Рисунок здесь хороший, слегка «олдскульный» стиль художника вполне узнаваем; общие планы выглядят порой простовато, видно было, что большой объем произведения оказывал давление на Крейга, заставляя работать чуть поспешнее, чем это можно увидеть в других его адаптациях. Вдоволь геройской патетики, но первоисточник диктует, всё должно быть органично. На фоне ярких страниц с отличной работой колориста Лаверна Киндзерски выделяются не столь редкие монохромные кадры, словно нарисованные ручкой или карандашом и выглядящие как эскизы, которые «забыли» обвести тушью и покрасить. Как правило, эти кадры присутствуют в моменты воспоминаний персонажей и, скорее всего, такой их вид был изначально задуман, хотя и смотрятся они весьма своеобразно.

В «Кольце» много мифических архетипов, которые вы наверняка слышали с самого раннего детства, когда родители читали вам сказки: тут и дожидающийся настоящего героя чудо-меч, и спящая дева, ждущая пробуждающего поцелуя любви, и запретная любовь вопреки желанию высших сил. Присутствует легендарный радужный мост, хорошо знакомый поклонникам марвеловского Тора. А вот негров-Хьемдаллей сюда не завезли, что бы там не вещал «дух времени», здесь всё по оригиналу, где герои сплошь голубоглазые блондины нордического типа. Пантеон существ тоже вполне традиционен… для нашего времени, но никак не для 1876 года. Надо понимать, что в те годы просто так послушать музыку было сложновато, ни носителей, ни записей для домашнего использования не было. Поэтому каждый поход в оперу был событием в жизни, вызывал нереальный ажиотаж, что выливалось в чисто фанатские вещи, вроде того, что карету с Вангером неистовые поклонники после представления несли на руках. Понятно, что «Кольцо нибелунгов» производило на зрителей сильнейший эффект. И продолжало это делать спустя годы, становясь в итоге не только влиятельной и всем известной классикой, но и мощным орудием идеологической и не только войны. Поэтому до сих пор возможны варианты в отношении к данному произведению: если вы упомяните оперу в определенной группе людей, то вам скажут что-то вроде «О, да, конечно, «Полёт валькирий»! Обожаю «Апокалипсис сегодня»!». В другой группе вас после упоминания «Полёта» могут вежливо или не очень попросить выйти. Как известно, и сам Вагнер имел ввиду вполне определенных людей, когда показывал алчных и уродливых гномов, и среди поклонников композитора числился один немецкий художник и ефрейтор, закончивший Вторую Мировую с титулом фюрера, и как раз ночным факельным шествиям под его руководством космический размах вагнеровской музыки очень подходил. Но это последствия, следы на истории, и с ними ещё разбираться и разбираться. К счастью, у Рассела вышло идеальное переложение огромной оперы в графическом формате, лишенное политических намёков и сиюминутных инсинуаций. Перед нами, как и раньше, вечная история о людях, о страстях, о любви, о циклах жизни, о несовершенстве и о воплощенном героизме, о начале и конце всего сущего.

Солидному комиксу от «Dark Horse» — солидное русское издание от «Фабрики комиксов». Твёрдый переплёт, 448 страниц, мелованная бумага, формат 170х260мм; омнибус, способный стать украшением книжной полки. Тираж не указан, но где-то проходила информация, что он не большой. Бонусами представлены оригинальные обложки, предисловие Майкла Кеннеди (автора «Оксфордского словаря музыки»), введение Мэтта Вагнера (не родственника, автора комикса «Грендель»). Есть рассказ самого Рассела «Что такое адаптация?» с описанием задач художника и примерами того, как создавался визуальный мир великой оперы. Которую часто называют «мучительным испытанием» для зрителя, и это резонно. Так что перед вами – более простой и очевидный путь начать свое знакомство с историей, ставшей к тому же превосходным образцом классического героического фэнтези. Это на случай, если кто-нибудь скажет «ну что там может быть интересного, кому нужны в наше время сериалов оперы?». Нужны, и данное издание это всячески доказывает.

@темы: примите наш отзыв!

09:16 

Отзыв Anna-23-11 на MNG-15.

(Альманах русской манги. Выпуск 015)
anna-23-11.diary.ru/p216354883.htm

«Маленький книжный секрет» - это детская сказка о девочке, восторженно влюблённой в книжечки, как она их ласково называет вне зависимости от их толщины.
Духи-помощники – любимая тема Ксении Кудо. На эту тему «Фабрика комиксов» опубликовала её третью работу.
Книжный дух, душа книги – кажется милой художественной выдумкой. Но в литературоведении серьёзно есть теория о тексте и произведении. Любой набор знаков является текстом. Но не любой текст есть произведение, а становится им в процессе чтения и познавания. И как гласит эта теория, произведений столько, сколько читателей – при одном и том же тексте. То есть у каждого читателя своё произведение, своё восприятие текста. Эту теорию при желании можно распространить и на комикс, и на любой продукт искусства.
Если Ксения М.Белка не изучала филологию, то она интуитивно создала литературоведческую сказку для детей.
А как вам библиотечный страж и молодой школьный охранник? Они выглядят как герои любовно-приключенческих романов.
Мой морализм возмутило только, что девочка убежала из дома в десять вечера.

Пятнадцатый выпуск альманаха можно считать бенефисом Надзоми Хитама. В этом номере опубликованы целых три её сингла. Что любопытно, они разные. «Всё, что мы имеем» - воспитательная притча. «Руда» - психологический триллер-антиутопия, в котором метафора «груз прожитых лет» воплощена буквально. «Стремление» - почти немой сингл, на одну тему с тоже немым синглом «На плаву!» Яны Айдо (уж скорее «В глубь воды»). Мода на спорт захватывает всех. У Надзоми Хитама видны способности к созданию комиксов, автор кажется перспективным, готовым развиваться всесторонне.

По графике «Странствующего тумана» узнаётся автор «Видения Сэй». Приятно отметить маленький, но прогресс. Линда искренне старается, тщательно разрабатывая фэнтезийный мир в новом проекте. Ну и гендерная интрига ловко ей удалась.

Авторов в этом выпуске подводит чувство юмора. Они преувеличивают реакции на свои забавные моменты. «Раз ты не призрак, то давай будем друзьями?» - это смешно, но не настолько, чтобы уронить ведро и остобленеть. И тому подобное в других работах выпуска. «Таймасин» - ни разу не комедия, но бывает смешно. Потому что на полном серьезе спрашивают и говорят абсурдные вещи. Если бы у меня было право рекомендовать, я бы рекомендавала не пытаться создать юмор. Пишете романтику – пишите романтику, о юморе не думайте. Юмор – это чистая стихия, получается сам собой. Или не получается, что совсем не страшно. Главное – история и графика.

Удивительно, сколько сил и времени юные авторы готовы тратить на рисование.
Канна («Зеркало») применяет типовой романтический сюжет, чтобы мастерски показать язык манги. Все эти символы, жесты, позы – ностальгически восхитительно.

Альманах MNG – это не собрание лучших сочинений. Это лаборатория, в которую приходят начинающие и более известные. Пробуют, уходят или остаются, совершенствуются.
У кого первая глава – тем пожелаем вдохновения. Кто продолжает сериал – тоже вдохновения и сил продолжить. А у кого сингл или последняя глава – новых работ и новых путей.

@темы: русская манга, примите наш отзыв!

21:05 

Рецензия на мангу "Пёс и другие рассказы Г. Ф. Лавкрафта".

"МНЕНИЕ: ПЁС И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ", рецензия от wicomix.
wicomix.wordpress.com/2018/10/15/%D0%BC%D0%BD%D...

Не обласканный славой при жизни, после смерти Говард Филиппс Лавкрафт снискал невероятную популярность, став одним из прародителей «литературы ужасов». Он создал из тёмной материи своих рассказов непротиворечивую вселенную, в которой превалирующий ужас обретал формы древнейших чудовищ (бестиарий и его «родословная» были проработаны очень тщательно и внушали веру в реалистичность этих оживших ночных кошмаров автора) и вызывал душевные потрясения, пробивая любую рациональную защиту. Сила прозы Лавкрафта в его абсолютном понимании того, чего на самом деле боится среднестатистический человек – иррациональных порождений осевших в родовой памяти мифов, деструктивных образов, в которые подсознание перемалывает привычную повседневность, смерти и темноты, хранящей подчас что-то гораздо страшнее смерти. Вокруг произведений американского писателя сложился культ, многие последователи Говарда несут свою хоррор-вахту, называя себя как-нибудь вроде «адептов непознанного». Одним из этих адептов является японский художник Го Танабэ, посвятивший себя созданию адаптаций классических историй Мастера в виде манги. Результат этого «служения» можно увидеть в первом сборнике работ Танабэ изданном на русском языке и называющимся «Пёс и другие рассказы».

В книгу вошли чёрно-белые версии новелл Лавкрафта первой половины двадцатых годов прошлого века. В «Храме» и «Псе» доминирует идея, красной нитью проходящая через устное народное творчество, передаваемое тихим шепотом: не стоит связываться с миром мёртвых и брать у его «обитателей» какие-либо вещи. Но, отталкиваясь от этой идеи, сюжеты историй развиваются по самостоятельной и ещё не накатанной в то время колее нарастающего ужаса. В «Храме» читатель оказывается… не в храме, а внутри немецкой подводной лодки, бороздящей океан в годы Первой Мировой. Однажды экипаж столкнулся со странным человеком, которому капитан судна принял решение не помогать. Так всё и началось: медленно закипающее в замкнутом пространстве субмарины безумие, неповиновение приказу, депрессии и суицид, галлюцинации и паника. Даже сейчас раздумья о подводной лодке, находящейся на глубине под чудовищным давлением, вызывают клаустрофобию, а в те годы, когда всё это было ещё в новинку, я даже не знаю, как люди реагировали на подобные условия. Всё обостряется, когда подлодка превращается в медленно дрейфующий гроб с неотвратимо тающими запасами воды, еды и электричества. Но, кошмар, казалось бы, достигший своего пика, ещё набрасывает оборотов, когда для одного из членов экипажа, хранящего веру в рациональность до последнего, побег из плена этой клаустрофобии оканчивается встречей… впрочем, не стоит раскрывать тайн, достаточно сказать, что здесь Лавкрафт использует свой любимый приём, используя Древних. Рассказ реально пугает атмосферой и обстановкой, рисунок добавляет липкого страха обилием тёмных цветов, теней, из которых каждую секунду стоит ждать гостей. Главного героя, капитана подлодки, Танабе изображает с вечной холодной миной, но и этого носителя нордического спокойствия найдётся чем удивить.

«Пёс» один из самых известных рассказов-предупреждений Лавкрафта, на русском уже выходила одна его адаптация в формате комикса в сборнике «Ужас Данвича». Предупреждений – потому что не стоит заигрывать с тёмной стороной, как бы не хотелось. Два молодых человека, например, заигрались, и получили счёт, который никак не может остаться неоплаченным. По пятам за ними следует огромный пёс и его вой – последнее, что слышат многие бедолаги в своей жизни. Рассказ выполнен в лучших традициях «готической литературы», тут и ночные походы на кладбище, и мёртвые, которые могут открыть глаза, лёжа в могиле, и мистика, и дрожащие блики свечей, и чудовищные тени на фоне луны, и безысходность ситуации, предлагающая на выбор два варианта выхода: сумасшествие и самоубийство. Также неоднократно упоминается знаменитый «Некрономикон», привязывая рассказ к общей лавкрафтовской мифологии. Рисунок здесь близок к старым гравюрам-иллюстрациям тех самых готических романов, то есть, пробирает местами до костей; заметно, что всё, связанное с потусторонними проявлениями (будь то кладбищенские пейзажи или обустройство позабытых городов), интересует Танабе-художника гораздо больше, чем внешность и одежда простых смертных, они же всего лишь пешки в игре вечности, познание которой и есть высшая цель.

Самая короткая история сборника, «Безымянный город», была написана Лавкрафтом в 1921 году. Год спустя или около того Говард Картер и лорд Карнарвон открыли гробницу Тутанхамона. Вероятно, американский писатель или предвидел это событие, или же внимательно следил за ходом раскопок в долине Царей. Что он предвидел точно, так это обрушившееся на исследователей «проклятье фараона». В сюжете замешан древний город, старше пирамид и всех известных построек древности. Его находит главный герой, мужчина в шляпе, подозрительно похожий на Индиану Джонса. Впрочем, сложно не заметить, что Лавкрафт сильно повлиял на последующие книги и фильмы про заброшенные города и страны, про древние опасные артефакты, про всё то, что нам потом показывали в «Потерянном ковчеге», классической «Мумии» и других кинолентах. Говард снова говорит «не тревожьте занесенное песками прошлое» и Го его в этом всячески поддерживает, тщательно рисуя пустынную тьму и пустоту, величественно-ужасающие своды храмовых построек ушедшей цивилизации. Страшно? Скорее волнительно, так бывает, когда прикасаешься к невероятной тайне.

В «Псе и других рассказах» не появляется Ктулху и другие известные существа лавкрафтовского пантеона, к ним Танабе обратится в своих последующих работах, взявшись за те же «Хребты безумия» (для чего нужно иметь определённую смелость, даже голливудским киношникам перенести эту повесть на экран пока не под силу). Здесь же – более камерные, изоляционистские истории в стиле «люди против непознаваемого ужаса». Хорошо заходит для ночных бдений, когда спустя пару минут начинаешь спрашивать себя «вот этот странный стук в окно – это же ветка дерева бьётся на ветру, да?». «Храм» может заставить вас испытывать некоторое время дискомфорт при поездке в лифтах и вообще при нахождении в замкнутом пространстве. Изданием манги Го Танабэ занялась «Фабрика комиксов». Томик обёрнут в суперобложку, сама мягкая обложка имеет эффект «металлизации» и легко «фиксирует» на себе следы от пальцев, так что эта книга для абсолютно чистых и сухих рук. 176 страниц, тираж не указан, из допов только короткое послесловие художника, выдающее в нём преданного ученика писателя, и реклама двух последующих его комиксов, выходящих на русском в скором времени.

@темы: примите наш отзыв!

10:39 

Рецензия от Anna-23-11 на книгу "Таймасин", том 4.

"Четыре мастера, супружеская ссора и новая куча гадов"
anna-23-11.diary.ru/p216266781.htm?oam#more1

«Всё-таки это странно…» - сказал Тайма, когда зловещая молния расколола лодку и потопила пилота. Его невозмутимость на грани патологии продолжает создавать моменты комичные до абсурда, вызывающие нервное хихиканье.
Чем дальше в лес, тем фантастичнее везение мастеров, как и полагается жанру. Тем более что ситуации возникают идиотские – не всегда по вине мастеров. Сначала Мия нанимает Тайму спасать себя и мужа, затем решает избавиться от Таймы, чтобы никого не спасал. Сначала Кадзахая утаскивает раненого Мондо из машины, чтобы не достался Фудзио. Затем встречает Тайму, и оба решают, что Мондо надо показать Фудзио, хирургу по профессии.

Кто-то сразу в первом томе понял, что Аякаси плюется иглами не только ради прикола. А кому-то пришлось пройти до четвертого тома несколько раз, чтобы понять, что у Аякаси иглы внутри него. Понятно, почему он не полетел с Таймой в Японию вместе. Не прошёл бы таможенные металлодетекторы. Понятно, о каких «опасных вибрациях» от Аякаси сказал Фудзио.
Хотя Тайма – один из мастеров и главных героев, в чем-то он выделяется. Он единственный, кто знаком лично со всеми остальными тремя мастерами. Не просто знаком, а прошел целый этап своего странного квеста. С Аякаси – Данвич в первом томе, с Курусу – столкновение с человеком-пауком и поход в деревню Красного Ущелья (второй и третий тома). С Кадзахая встретился в первом томе, а этап начинает в четвертом томе – слоны и проникновение в лабораторию.
А остальные мастера ещё не встретились друг с другом. Лишь в четвертом томе двое из них случайно сталкиваются на считанные минуты.

Перевод такой, что речь монстров почтительно-литературная, несмотря на угрожающую суть. «Нагая невеста», «даже мне не дано было их различить» (Фудзио). «Тайма повержен, Тегос-сама» (один из гадов). «Страшную внешность могут восполнить иные красоты» (Мия).
Речь мастеров проще:
«Как вариант – умрем. Если и умрем, то вместе» (Тайма),
«Эй, дедуль!», «Какое ещё «пожалуйста»?», «Ну у неё и вид» (Аякаси),
«Вот тебе и «встретимся в лаборатории»! Стану призраком и устрою тебе!», «А здоровская копия получилась!» (Кадзахая).
Лишь Курусу говорит напыщенно и витиевато. Правда, в «напускной важности» он попрекает Тайму. Если перечитать заново, окажется, что Тайма упоминает Курусу ещё в первом томе, хотя он появится лишь во втором.
Кстати, из всех значимых персонажей нет имен у двоих – Мондо и Таймы. При том, что имя его далекого предка известно – Доси Тайма.

С первого тома видна кропотливая работа над примечаниями, в том числе в четвертом томе. Есть лишь пара моментов, нуждающихся в небольших пояснениях. В третьем томе Мия говорит об Аякаси: «И фамилия необычная». Аякаси в древнеяпонском фольклоре приблизительно означают сверхъестественные явления или существа, связанные с водой. Возможно фамилия Кёго произошла от рода деятельности его предков – членов Ёгарисё, боровшихся с демонами.
В четвертом томе Фудзио говорит: «На войне я был известным врачом». О какой войне он говорит? О Второй мировой? Сколько же ему лет? Восемьдесят? Девяносто? В двадцать пять нельзя стать известным врачом.

Одна из читательниц в интернет-магазине разочарованно посетовала на «пошлости ради пошлости». Есть такое. Красавица Мия голая в каждом томе – без веской на то причины. С другой стороны, это война за территорию, в том числе в другом измерении. И монстры, не отягощенные этикой, используют все способы: и агрессивное размножение, и истребление врагов. Мастера оказываются архаичными, первобытными воинами, защищающими свою территорию, своё измерение. Выгоняющими враждебных, злых гостей вон за границы своего мира.

«Таймасин» в России выходит в 2018 году, в Японии выходил в 1990-е. Действие происходит в первой половине 1990-х годов, упоминаются «мыльный пузырь» 1986-1991 годов, эстрадные певицы 1980-х годов. Есть рассказы о периодах Нары и Хэйан в VIII-XII веках, Мэйдзи во второй половине XIX-начале XX веков. При актуальности манги такое ощущение, что – десятилетиями, нет, тысячелетиями - человек не меняется.

Taimashin-04

@темы: примите наш отзыв!

20:12 

Рецензия от Anna-23-11 на 2-й и 3-й тома сериала "Таймасин".

Рецензия от Anna-23-11: "Четыре мастера, медсестра, слуга и куча гадов"
anna-23-11.diary.ru/p216053801.htm

Сериал «Сверхъестественное», казалось, сериал неприличный. Но по сравнению с сериалом «Таймасин» приключения Дина и Сэма невинны и очаровательны.

В начале второго тома настоятель храма описывает злодеяния инобытных божеств. Это не что иное как художественная метафора сразу двух тем - агрессивная борьба за выживание и негативное воздействие зависимостей на состояние людей. Сначала на психику, затем тело.

Западная культура в виде мотивов из творчества Г. Ф. Лавкрафта причудливо и в то же время гармонично сочетается с средневековой японской мифологией и культурой. Например, семейно-профессиональная преемственность. Фантастично, что за тысячу лет семьи Тайма, Аякаси, Кадзахая и другие не прекратили своё существование, не пресеклись по линии наследования, не ушли в другие профессии, не рассеялись. Просто одни потомки сохранили своё богатство, другие обеднели…

Чувство мерзости от некоторых сцен притупляется за счет обилия ультра-комических диалогов и ситуаций. Чего стоят то ли подкалывания, то ли подшучивания между Тайма и Курусу, между Кадзахая и Мондо. Третий том – самый уморительный из трёх вышедших на данный момент.

Ещё один странный контраст. Вселенная Г. Ф. Лавкрафта антиэволюционна. Самый примитивный – самый сильный и всех жрёт. Вместе с тем японские художники внесли в «Таймасин» и примеры эволюционных механизмов. Один из примеров - кровь Кадзахая. После многих поколений употребления в одной семье яда для демонов – этот яд стал частью генома этой семьи. А кровь её потомков – ядовитой для демонов.

Ужасные сцены странно сочетаются с фабулой, свойственной старым добрым аниме для мальчиков. Главзлодей бросает вызов главгерою, в разгар схватки прибывает соратник главгероя, главзлодей скрывается до следующей встречи. «Таймасин» получается таким – «сёнэн для взрослых».

К слову о главгерое. Доктор Тайма – не главный герой сериала. Он один из нескольких главных героев. Несмотря на его присутствие на обложке первого тома и на то, что история начинается с него. Это как в аниме «Ящик нечисти» первая серия почти целиком посвящена двум девочкам, которые главными героинями в аниме не являются.

При всем своём обаянии доктор Тайма хитёр, скуп, хладнокровен. Когда надо, даст другим проявить себя, а самому отойти в безопасную сторонку. Когда можно, предпочтёт сбежать, чем бессмысленно драться. Благо, он сильный, может долго бежать и на себе потащит раненого, как жалуется хилый Курусу. Кстати, этому третьему мастеру Тайма уступит обаяние в третьем томе, превратившись в угрюмого язвительного мужика. Забавно, когда Тайму пафосно называют «лидером школы Тайма». Он единственный потомок и представитель этой семьи – там нечего быть лидером. Не брать же в расчёт Маки Тогэцу.

Вообще сериал во многом выигрывает благодаря остроумию, смекалке и непредсказуемой решительности всех мастеров – кроме Тайма, это Аякаси Кёго, Курусу Хаято (с зонтиком) и Кадзахая Сампэй (носит с собой везде фоточки любимых актрис). Они не стесняются своего страха и тошноты от отвращения.

Ещё одна особенность «Таймасин», которая отличает его от боевиков подобного рода. Главные герои стараются никого не бросать. Житель Данвича, водитель автобуса, пилот вертолёта – жизнь этих маленьких безымянных людей так же ценна, как главных героев. Последние следуют принципу «обезвреди монстра - не навреди человеку».

Наконец, оформление изданий второго и третьего томов. Страницы с кратким содержанием неудачно сбиты внутрь, так что текст с этим самым кратким содержанием читается не полностью. Но так как предыдущие тома вышли совсем недавно, то этот изъян некритичен.

Немного раздражает, что последние страницы предыдущей главы и первые страницы следующей повторяются. Зачем, если читатель только что закончил предыдущую главу и прекрасно помнит, на чём остановился? Ну конечно, нельзя проигнорировать бумажные полоски поверх суперобложек. На них напряженное интеллектуальное лицо Г. Ф. Лавкрафта. Хочется расценить это как шаг в развитии комиксопечатания. А также изящный вид цензуры.

@темы: примите наш отзыв!

20:03 

Рецензия на мангу "Ад в бутылках".

Новая рецензия от wicomix!
wicomix.wordpress.com/2018/08/02/%D0%BC%D0%BD%D...
МНЕНИЕ: АД В БУТЫЛКАХ

Внимание! Нижеследующий текст предназначен для лиц старше 18 лет. Если вы моложе, пожалуйста, не нажимайте Читать далее

Уже вторая манга японского «порочного гения» Суэхиро Маруо, в названии которой фигурирует слово «Ад» (до этого вышло три тома «Томино в аду»), издана в России. В этом сборнике 2012 года, увидевшем свет после девятилетнего молчания автора, Маруо вновь убедительно доказывает, что ад — он не столько вокруг нас (хотя и это тоже), он всегда внутри, и уже оттуда вырывается наружу, подпитываясь завистью, гневом, чувством несправедливости и, как ни парадоксально, любовью, которую всевозможные запреты превратили в гнилое болото греха. В книгу вошло четыре небольших истории, изначально печатавшихся в японском журнале «Comic Beam»; в трех случаях из четырех Суэхиро адаптирует в формате манги считающиеся классическими произведения, как родной японской, так и мировой литературы. Например, заглавная история представляет собой интерпретацию рассказа Кюсаку Юмэно, прославившегося как автор «странных» и «авангардных» романов, то есть, как автор, интересный для Суэхиро, который отлично перенёс в формат шок-манги трагический сюжет о мальчике Таро и девочке Аяко, волей судеб оказавшихся одни-одинешеньки на необитаемом острове.


Первым делом в голову приходят ассоциации со знаменитым романом Генри де Вер Стэкпула «Голубая лагуна», но там автор слегка «смягчил» ситуацию, сделал главных героев не родными друг другу, а Кюсаку Юмэно в своей версии пошел намного дальше, оставив на острове брата и сестру. А уже Маруо подхватывает эту драматическую историю разрушенной невинности. Вначале, ещё резвясь на полях детства и не перешагнув порог юности, когда гормоны начинают свое дело, Таро и Аяко счастливы, но затем их жизнь превращается в кошмар, подпитанный привитой библейской моралью и элементарным непониманием в силу изоляции и отсутствия знаний о том, что происходит с их телами. Во взрослении они видят болезнь и наказание божие, и райский остров превращается для них в самый настоящий ад. Здесь вовсю проявляется извечное противостояние религиозных догм и физиологии, что выливается в череду также привычных для манги Суэхиро болезненных галлюцинаций с обилием вполне догматических образов – от распятого Христа до змей, служащих олицетворением того самого Змея из райского сада и превращающих историю в интерпретацию мифа о грехопадении Адама и Евы, чьи подростковые «версии» оказались, скажем так, более стойкими к искушению и нашли свой выход из ситуации. В визуальном плане рассказ выглядит очень здорово, и вам придется выбирать, на чём всё же фокусировать свой взгляд: на тщательно проработанных экзотических пейзажах, подводных кадрах или на обилии обнажённой плоти, изображая которую, Маруо отнюдь не стремится потакать тем, кто любит «помоложе».Несмотря на откровенность, пойманные здесь в тропических джунглях и в океанских глубинах юные образы выглядят невинно и уж точно не направленны на разжигание похоти. Хотя, кому как.

Вторая история сборника – во многом сатирическая интерпретация сюжета об Искушениях святого Антония; данный духовный подвиг прежде всего известен тем, что зацепил известных мастеров живописи – Дали, Босха, Эрнста и других, — и Мауро, очевидно, решил вписать свое имя в их ряды, показав, что святому на самом деле не нужно было отправляться в тотальное уединение для того, чтобы бороться с плотскими грехами и демоническими наваждениями. Достаточно было остаться среди людей, в обычной японской (или любой другой) деревне, где обеспечен и эротический соблазн, и постоянные издевательства злых детей, способных дать фору самому дьяволу. Фривольные интерпретации на тему работ упомянутых выше художников присутствуют.

«Золотые моти» — версия классического ракуго (театральный жанр, когда миниатюры на сцене исполняет профессиональный рассказчик, ракугока) Энтё Сантъятэя, взявшего за основу сюжет восемнадцатого века, доказывая, что бедность и корысть явления вечные. На самом деле подобную историю вполне мог поведать и Федор Михайлович Достоевский, перенеси он действие в Петербург и замени старушку-процентщицу на старого массажиста, зажиточного, умело скрывающего свои сбережения. На которые положили глаз парень Синтаро и его девушка Сатико. Синтаро одержим попытками вырваться из нищеты и найти соседские богатства, эти мысли сводят его с ума и превращают в настоящего маньяка, мечтающего о деньгах даже во время секса (вероятно, именно этот факт сыграет важную роль в его судьбе). Разумеется, очень скоро в его голову закрадётся классическое «тварь я дрожащая или право имею?», а там подвернётся повод убедиться в том, что столь вожделенное сокровище существует на самом деле. Вот только хитроумный способ его сокрытия не даёт парню и его подельникам шанса остаться незапятнанным, и далее начинается форменное гуро. Но гораздо страшнее здесь выглядят картины бедняцкого быта, где люди, так или иначе несущие на себе клеймо нищеты, вынуждены жить в хибарах и есть фактически отбросы – после всего этого мотивация главного героя рассказа становится более понятной. Не приемлемой, но понятной.

«Бедная старшая сестра» — финальная история сборника, и рассказывается здесь о молодой девушке, вынужденной стать проституткой, чтобы прокормить себя и своего «братика» (не единокровного, но добрая героиня не может бросить мальчика, который и стал её настоящей семьей в противовес той, которая была у неё до этого). Невинные сироты, прошедшие через круги ада и уродливые взрослые, стремящиеся только унижать, насиловать и использовать – это всегда бьющая по нервам тема, вызывающая мощную эмоциональную отдачу, а, значит, Маруо готов обращаться к ней снова и снова, каждый раз опускаясь ещё чуть-чуть глубже в бездонный ад. Рассказ очень мрачный, при этой искренний, с чётко проработанной драматургией, позволяющий находить самые болезненные точки читательских душ; визуально это ещё и самая откровенная часть сборника, обойдясь предельно открыто и без цензуры, автор словно оттачивает здесь искусство японской эротической гравюры «Сюнга». Это впечатляет, но драматическая составляющая всё же сильнее, как и положено в хорошей прозе.

Стоит ли говорить о том, что рисунок Маруо всё также завораживающе сложен и красив, откровенен и порой реалистично-безумен? Здесь теплятся следы подлинной классики, соседствующие с насилием, грязью, сексом и кровью, не способными, тем не менее, скрыть душевную чистоту некоторых персонажей. Прочитав «Ад в бутылках» и вновь обратившись к изданным томам «Томино в аду», можно заметить, что Суэхиро испытывает в последние годы явную тягу к изображению косоглазия… нет, нет, это не обидная шутка про азиатов в целом, просто мангака реально часто изображает раскосых людей, чей взгляд добавляет чуть-чуть больше диссонанса. Всё остальное на месте: детально проработанный угрюмый быт захолустья где-то в промежуток между двумя мировыми войнами, видения воспаленного мозга, похоть. Плюс вечные, всё смывающие волны, как на гравюрах Хокусая. Изданием манги Маруо активно занимается «Фабрика комиксов», данная книга вышла в том же серийном оформлении, что и три части «Томино», здесь есть цветная суперобложка (под ней мягкая обложка книги, непроницаемо-чёрная и глянцевая) с чёрным корешком, одна цветная вкладка перед заглавной историей. Блок клееный, 194 страницы прекрасно-болезненной эстетики, тираж не указан.

@темы: примите наш отзыв!

09:04 

Викторианская манхва "Шерлок". Рецензия.

Рецензия от Anna-23-11 anna-23-11.diary.ru/p215879453.htm
Викторианская манхва "Шерлок"

За основу первого тома взят малоизвестный рассказ. Поэтому приятно переживать историю, гадать, что случилось с невестой. Забавно, что убеждённый холостяк Шерлок Холмс лучше понимает женщину, чем её жених. Правда, невеста несимпатична – она поступает непорядочно – по отношению не к жениху, а к другой невинной женщине.
Вторая часть тома проигрывает. С одной стороны, логически от расследования происшествия перейти к истории знакомства Холмса и Ватсона. За основу второго тома тоже взят известный рассказ. Тоже логически – Ватсон женился, в жизни Холмса должна появиться «та женщина».
С другой стороны, эти истории так затасканы в масскультуре, что нет смысла ещё раз её затаскать. Однако, возможно, в русской и южнокорейской культуре творчество о Холмсе занимает разные места.

Это не первый корейский комикс, в котором встречается самоирония. Так, в «Ангелах ковчега» злодейка удивляется: «Это же их манхва, так что они не позволят себе умереть ни за что ни про что». В «Дневнике демона» друзья напоминают друг другу события, без стеснения ссылаясь на главу и том. В «Шерлоке» Холмс в XIX веке льстиво сравнивает Ватсона с Google (с.32). А на с.73 Ватсон вздыхает, что «на предыдущих двадцати страницах меня ни разу не показали крупным планом».
Автор не интерпретирует произвольно оригинальные рассказы, как это модно сегодня. Она скрупулёзно следует первоначальному сюжету, соблюдает детали, не забывая, где можно, внести самоиронию и сентиментальность. И читатель через все эти старомодные разговоры и дедукции с удивлением вспоминает давно забытые рассказы, как было в самом начале.

Это не первый корейский или японский комикс, в котором автор кается, как трудно и как приятно трудиться над данным комиксом. Это не очень интересно. Похоже на попытку приобщить массового читателя к основам искусствоведения. Начиная с истории создания произведения.
Во втором покаянии автор не скрывает своей усталости от манхвы. Поэтому бросила её на самом неподходящем месте. Она мечтала рисовать о Холмсе, она страницы посвятила сентиментальным разговорам и размышлениям о дружбе Холмса и Ватсона – и она оказалась не готова два тома рисовать костюмы и кареты. Это как человек в школе любил английский язык и оказался не готов работать переводчиком в нефтяной отрасли.

Усталость автора передалась и редакторам: во втором томе досадных ошибок больше, чем в первом. Зато издатели позаботились о суперобложках обоих томиков и по паре красивых цветных листов в каждом из них.

@темы: примите наш отзыв!

15:12 

Отзыв на комикс "Гулливериана".

Свежий отзыв от "wicomix"
МНЕНИЕ: ГУЛЛИВЕРИАНА
wicomix.wordpress.com/2018/07/24/%D0%BC%D0%BD%D...

Внимание! Нижеследующие текст и изображения предназначены для читателей старше восемнадцати лет! Если вы младше этого возраста, пожалуйста, не нажимайте Читать далее.

В Советском Союзе, самой читающей стране в мире, «Приключения Гулливера» Джонатана Свифта по-большей мере преподносились как детское произведение: тут вам и морские путешествия, и «сказочные» лилипуты, великаны, говорящие лошади и прочие чудеса, изрядно отцензурированные для юной аудитории. Но та версия захватывающих воображение странствий доктора Лэмюэля Гулливера, о которой пойдет речь, все эти укоренившиеся шаблоны рвёт одним махом: знаменитый итальянский художник, мастер эротических комиксов Мило Манара («Клик») предлагает свой, очень фривольный взгляд на классическую историю, высмеивавшую многие огрехи человеческой натуры.

Главную героиня «Гулливерианы» — прекрасная рыжеволосая дева, коротающая время на морском берегу и явно жаждущая приключений гораздо более интересных и пылких, чем плаванье по волнам на надувном матрасе. Что ж, мечты сбываются, как и самой девушки, так и читателей, которые знакомы с творчеством итальянца и знают, что его героини любят щеголять голышом и попадать в разного рода секс-передряги. Девушка оказывается на заброшенном корабле восемнадцатого века, находит там роман Джонатана Свифта, британский флаг и пиратскую треуголку, корабль попадает в шторм, после которого героиня приходит в себя на морском берегу, окруженная маленькими людьми. Классическая сцена с пленением великана, стрельбой маленькими стрелами и транспортировкой гигантского «гостя» почти полностью передана и здесь, правда, художник акцентирует внимание больше на определенных частях тела Гулливерианы, которым (да-да, именно этим частям ) предстоит вскоре сыграть важную роль в жизни лилипутов: с их «помощью» на ура пройдет триумфальный парад, а также будет потушен пожар в королевских покоях… настолько радикальным способом (определенно вносящим свежую струю в сюжет), что девушка будет вынуждена спешно продолжить свое путешествие, попав в итоге в страну великанов.

Здесь в комикс вклиниваются реалии наших дней: парочка людей-переростков одеждой, повадками и разговорами похожа на старшеклассников, которые, разбросав портфели по прибрежным камнях, хотят познать радости ранней половой жизни, но находят забавное существо, которое можно одеть, раздеть, посадить в клетку и вообще, использовать как куклу или игрушку. От подростковой жестокости Гулливериану избавит очередной «классический» поворот сюжета, приводящий её в страну гуигнгнмов, своей добродетелью и умом доказывающих у Свифта превосходство животных над людьми. Манара же игриво доказывает, что даже разумные лошади не прочь «оседлать» симпатичную девицу. Наконец, утомленная героиня попадает на летающий остров и узнает, что живущие здесь мужчины слишком много времени проводят глядя по ночам на звезды и предаваясь науке, а когда, утомленные поисками высших знаний, они засыпают мёртвым сном, их жёны, все как на подбор красавицы-модели, от тоски и скуки устраивают оргии с элементами садо-мазо. Идея понятна, женщин оставлять без внимания не рекомендуется. Но даже в этом эротическом царстве рыжей красотке не комфортно, и она делает всё, чтобы попасть домой.

«Путешествия Гулливера» обличали в сатирической форме пороки общества, и, если перечитать книгу сейчас, можно заметить, что она нисколько не устарела и не потеряла актуальности и в наши дни. «Гулливериана», конечно, следует оригинальному сюжету, но воспитательную и обличительную миссию на себя возлагать отказывается, будучи на 100% развлекательным чтивом для взрослых эротоманов и просто любителей красивых рисунков. Фривольная и жизнерадостная, пышушая сексульностью графическая составляющая комикса – вот то, ради чего стоит листать эти страницы, Манара здесь по-молодецки шалит и радует глаз женскими формами, демонстрируя их во всех возможных ракурсах. И даже не скажешь, что делает это зачастую без повода, потому что как раз появление этой «обнажёнки» — и есть главный повод создания «Гулливерианы».

В этой работе 1995 года, вышедшей в оригинале под названием «I viaggi di Gulliver, o Gulliveriana», художник следует традициям итальянских «фильмов для взрослых», когда режиссеры охотно брали какой-нибудь классический сюжет (будь то «Гамлет», «Декамерон», да хоть «Красная шапочка») и снимали отвязные оргии со знакомыми персонажами, всегда обходясь ударными порциями юмора и иронии. Вот тут примерно та же история. По понятным причинам моралистам читать данный комикс не рекомендуется, но всем, кто старше 18-ти и любит действительно классный стиль Манары, ничего не имея против женской красоты и эротики, читать просто необходимо, хорошее настроение гарантированно. На русском комикс издан в твёрдой обложке формата оригинальных европейских bd, здесь 68 страниц, как и в случае с «Кликом», издатель решил не «светиться», тираж также не указан.
vk.com/wall-38568553_37384

@темы: примите наш отзыв!, цветной

19:13 

"Свадьба в стране грибов". Первая свадьба за десять лет

Рецензия от Anna-23-11: anna-23-11.diary.ru/p215796594.htm

"Свадьба в стране грибов". Первая свадьба за десять лет

Сюжет неуникален – типичный-претипичный женский роман. Разве что со свадьбы начинается, а не заканчивается ею. У поклонниц дамского романа вызовёт скупые слёзы умиления то, как Ариала наотрез отказывается расторгать брак, несмотря на слова старейшины о том, что вторая половинка «не стоит таких усилий… кхм, извини». (гл. 6) Возможно, заинтересует ещё любителей преданий об амазонках. Больше сюжета автора интересует его собственная мифология о гриболюдях. Трудно различить: историю цивилизации автор изобразил в шутку или в насмешку?

Художник приятно провел время, рисуя и придумывая свой грибной мир, в который плавно ввел историю. Любопытный случай: время и место действия значимее самого действия. Наверно, автор любит грибы и втайне изучал раздел биологии о них.
Кэй Мураяма изобразил мир хоть и фантастический, но не утопический. Распри из-за территории=еды, бюрократия и абсолютная власть, кастовое общество, развод из-за бесплодия… Автор не осуждает исторические изъяны, он лишь горько-иронично пишет: «Забавно, но для усвоения новых, более глубоких знаний, нам требуется много пищи. Для этого господь научил людей «системе». То есть государству. В текстах между главами автор через выдумку поневоле излагает свои взгляды на вопросы обществоведения и истории. Его главная мысль в заметках: несовершенство любого общества истекает из несовершенства человека.
Самое неожиданное в этих записках – к которым манга рисовалась словно иллюстрация – это вывод о предназначении человека - в записке «Окружающая среда» перед пятой главой. «Лишь люди способны оценить состояние природы в больших масштабах и поддерживать её баланс. Почему люди были созданы по божественному образу и подобию? Почему нас наделили разумом? Чтобы мы стояли на страже природного баланса, необходимого для существования мира».

Ещё один парадокс – о письменности. В манге стражники обязаны впускать только по пропускам. При этом из-за распространённой безграмотности они за пропуски принимают любые прописи. Эта забавная ситуация вызывает воспоминание о роли письменности в истории реального человечества. Длительное время письменность была привилегией узкого круга, не всегда правителей, а в основном служителей религиозного культа. Неспроста в древней Японии записать заклинание означало привести его в действие. Всеобщая грамотность привела к обесцениванию письменности – она утратила престиж и таинственность, кто угодно стал писать что угодно и как угодно.

Надо же, сколько серьёзных тяжелых мыслей вызвали выдуманная грибопедия и любовная история! Иногда впечатление от первого чтения обманчиво.

Ещё одно мнение на БУКВОЕДЕ:
www.bookvoed.ru/book?id=8548455

Станислав Сергеевич Клементёнок пишет:
К покупке сподобила симпатичная обложка манги и на самом деле – это самая лучшая «часть» данной книги. Никаких антипатий к истории после прочтения не появилось, но чувство некоторого неудовлетворения таки осталось осадком.
При первом взгляде на мир, нарисованный Мураямой, в голову приходят такие классические шедевры сай-фая, как «Теплица» или же «Долгие сумерки земли» Брайана Олдисса и наверняка многим известная работа Хаяо Миядзаки «Навсикая из Долины ветров». В этой истории эволюция пошла по пути развития грибов, породив тем самым на остатках нашего с вами мира «живых» и разумных грибоподобных существ самого разного пошиба. Земная флора претерпела разительные изменения. Все немногочисленные представители мутировавших млекопитающих, членистоногих и etc загнаны в самую гущу грибного леса, порабощены грибами-паразитами. Люди давным-давно вымерли. На их смену пришли разумные грибоподобные существа, которые состоят исключительно из представителей «женского» пола. Их социум делиться на 5 каст с чётким подразделением на территорию и функции, с периодическими стычками как внутри каст, так и между оными.
Но всё эти иллюзии развеиваются после того как мы пролистаем вводную вставку о сеттинге. Главные героини, представители разумных грибов по имени Ариала (каста пастухов) и Эриэла (каста писарей), вступают в брак (многие ботанические «изыски» соблюдены). Немногочисленных действующих лиц манги раскрыли сносно, лучше всего показала свой характер Ариала. В общем то это всё. Комментарии по истории далее убили бы крупицы смысла её прочитать. В целом, сюжет плоский и не позволяет погрузиться в красочный мир грибов, в связи с чем и многочисленные вставки по сеттингу кажутся несколько неуместными.
Рисунок в манге достаточно приятный, можно сказать, что очень даже «моэ». Однако автору крайне плохо удаётся изображать динамику, в связи с чем большая часть таких сцен оставляет желать лучшего, а парочку вообще довольно трудно понять. Ещё одним минусом стиля автора является полное отсутствие разницы между персонажами, различных по возрасту. Отличить удастся разве что маленьких детей от старух. Персонажи практически не наделены эмоциями, что мешает им сопереживать. На фоны картинка тоже бедна, но когда автор берётся оный рисовать, то делает это неплохо. Кэй Мураяма вообще постарался в работе над миром, в том числе над визуальной его составляющей. Грибы, «животные» и прочие особенности этого постапокалипсиса нарисованы достойно.
Сёдзе-ай является естественным фоном мира данной истории и основным лейтмотивом драмы для главных героинь, но не более.
В итоге у нас есть симпатичная картинка при довольно плохой истории. Тем не менее, взгляд автора на мир интересен. Этот мир находиться в той категории миров, на продолжение развития которого я хочу надеяться. Поскольку конкретно этот однотомник - пустая трата хорошо продуманного сеттинга. Впрочем, пока Мураяма продолжает рисовать Беспокойного кентавра это всё не так и важно.
Что до, собственно, материального воплощения книги, то, по-моему, Фабрика комиксов в этот раз знатно схалтурила. Обложка сделана из картона, который тут, на Буквоеде, продаётся за ~30 рублей. Бумага так же тоньше, чем обычно. Судя по всему, все деньги ушли на красивую суперобложку.
Если у вас нет отвращения к грибам, можете смело прочесть мангу.

@темы: примите наш отзыв!

09:21 

"Куклы", том 9 и том 10. Исчезающие иллюзии и потерявшиеся души.

Рецензия Anna-23-11 anna-23-11.diary.ru/p215624957.htm
"Куклы", том 9 и том 10. Исчезающие иллюзии и потерявшиеся души.

В мире «сумрачного гения японской манги» Суэхиро Маруо жестокость естественна, не наказывается, и хозяин цирка есть хозяин судеб и жизней его подопечных. Не самый худший хозяин по сравнению с другими людьми. Нетрудно представить, что происходит с психикой человека, регулярно потребляющего подобную литературу. Он втягивается, он привыкает к изображаемой жестокости, его психика разлагается. Деградация.

У искусства – у массовой культуры особенно – другое предназначение. Не только утешение, вдохновение, радость – пробуждение божественного начала в человеке. Эволюция. Переход от получеловека-полуживотного к получеловеку-полубогу. Хорошо, когда это предназначение совпадает с порывом автора к творчеству. Если художник считает этику незначительной и ставит приоритетом выражение своего таланта – он уходит в сферу развлечений или в поток бредового сознания. В манге «Куклы» главные герои кажутся справедливыми, великодушными, честными. Великодушны в том смысле, что не наслаждаются зрелищем падшего человека, и испытывают горечь, что иногда зло можно остановить только некрасивым злом. Честны в том смысле, что не стараются не поддаваться самообману. Они олицетворяют собой наказание, последующее за злом. Даже если не наступила расплата за зло, лучшая месть – это жить дальше, постараться забыть и жить удовлетворительно. Что и попытался сделать Камидзё, в детстве натерпевшийся от деревенских людей. Чего не смог сделать его бывший одноклассник Дайки Хадзама.

Некоторым арка в 9 томе, начинающаяся в конце 8 и заканчивающаяся в начале 10, может показаться запутанной. Связано это с тем, что история охватывает 14 лет. А если смотреть шире, то 20 лет. Начинается она с отца Камидзё. Кроме того, история излагается не хронологически, не упорядоченно, а в признаниях и рассказах людей, чьи интересы не совпадают.
В 9 томе выделяется спор между Камидзё и Дайки. Дайки говорит Камидзё, что надеется на его понимание. Камидзё вспыливает: «Вот уж вряд ли!» - и напоминает, за что Дайки приговорён. Дайки не теряется и отвечает: «Рику-кун, а скольких убил ты после того, как вступил в особый отдел?» И считает, исходя из слухов об отделе (гл. 60). Не менее жутковатое впечатление призводит его простодушный рассказ о своих преступлениях в главе 63.
Самосуд жителей села породил, с одной стороны, психопата Дайки и палача Камидзё, с другой стороны.

Манга становится странной. Разваливается в смысловом плане.
Замысел – «что хотел сказать автор». Промысел – «о чем в итоге говорит произведение». Много работ, в которых успешно осуществлен только замысел автора. Бывают работы, в которых замысел уступает промыслу. Редко оба удачно сочетаются. У «Кукол» впервые вижу конфликт авторской идеи и правды жизни.
Изначально авторши рисуют своих явно любимых героев положительными, симпатичными, просто несчастными немного, не злыми, нет. Но в ходе манги вылезают звоночки. Громкие звонки: запреты, ограничения на деятельность отдела… тайна о сотрудниках отдела, словно занимаются чем-то стыдным…организованное движение за отмену смертной казни и отдела…случай с Сакурадзавой, о котором делают вид, что не помнят… «промывка мозгов», которую устраивают Игараси и Миками перед каждым заданием, с «эффектом Люцифера»…Хасуи, который категорически не принял профессию Сёты…и мальчик Кэй, прошлое и будущее Сикибу – настоящий колокол…
И много маленьких звоночков, которые заставляют усомниться: такие ли герои славные, может, они так себя видят, а на самом деле… И их деятельность не такая уж эффективная, о чём все сотрудники смутно подозревают в ходе работы. Даже Камидзё в сердцах бросает Дайки: «Поразительно, что, как бы я ни старался, таких, как ты, не становится меньше!» (гл.60).
А теряют много. Неспроста в 10 томе таинственный влиятельный незнакомец предлагает Хасуи сделку, обещая спасение души Сёты. Душу теряют по-разному: Сакурадзава впал в психопатию, Сёта – в запой и депрессию, за четыре года до этого подумывал о суициде. Да Хасуи помешал.

10 том сложен по составу и запутан. Из настоящего прыжок на пять лет назад. От происходящего в реальности повествование переходит через бред и сны в воспоминания, мечется между персонажами – что растит напряжение от приближающейся кульминации.
На этом фоне комичные места кажутся ещё смешнее: например,
(диалог по рации)
- Командир Сакурадзава?!
- Что?
- Где вы?!
- Где? Здесь! (Гл.70)
Или «Такой умный, что аж противно? Ты считаешь это подходящей причиной для его увольнения?» (гл. 71). «Вот разорался! Как будто я в него попал вместо мишени!» (гл.70)
Только в 67 главе в диалоге: «- Я всего лишь к полиции за помощью! – Без разрешения…» - не хватает местоимения «их» во втором предложении, чтобы передать комичность ситуации. Если не считать этого маленького огреха и кое-где пропущенной запятой перед обращением, то работа переводчиков и редакторов, соавторов поневоле, здорово идёт манге на пользу.

@темы: примите наш отзыв!

09:18 

"Томино в аду", том 1. Сравнивая с "Куклами".

Рецензия Anna-23-11 anna-23-11.diary.ru/p215661951.htm
"Томино в аду", том 1. Сравнивая с "Куклами".

Манга «Куклы» в какой-то степени посредственная. Помимо неожиданных поворотов и уникальных черт, частично перекочевавших из коллективистских жанров «процедуриал» и «спокон», в «Куклах» достаточно сюжетных штампов и клишированных персонажей. Что не сильно смущает поклонников этой манги.
А после прочтения первого тома недавнего издания «сумрачного гения японской манги» Суэхиро Маруо – во рту чувство какой-то мерзости, намерение сразу избавиться от томика.
Почему? Ведь тема общая – тема насилия и жестокости.

Вонг олицетворяет всю бесчеловечность естественного отбора, противоестественность любых способов в борьбе за выживание.
Женщина, не способная обеспечивать себя и защищаться, обречена на жалкое положение при садисте-мужчине и вынуждена бросать своих детей на произвол недобрых людей.
В 9 томе «Кукол» тоже изображена такая женщина. Не имея реальных инструментов самообеспечения, она прикрывает своего мужа-преступника, желая сохранить свой иллюзорный, шаткий социальный статус.

В мире Суэхиро Маруо жестокость естественна, не наказывается, и хозяин цирка есть хозяин судеб и жизней его подопечных. Не самый худший хозяин по сравнению с другими людьми.
Нетрудно представить, что происходит с психикой человека, регулярно потребляющего подобную литературу. Он втягивается, привыкает к изображаемой жестокости, его психика начинает разлагаться: хорошее принимает за плохое, плохое – за хорошее, а нейтральное перестаёт существовать. Деградация.
Это отражено и в самОй сомнительной манге. Она начинается с объективно-безличного эпизода в цирке: узнав имена, его обитатели откровенно хохочут над малышами, исцарапанными и отупевшими от домашней жестокости. Когда начинается история близнецов от их лица и снова показывается этот эпизод, то обитатели цирка по-доброму встретили красивых и умных мальчика и девочку.

У искусства – у массовой культуры особенно – другое предназначение.
Не только утешение, вдохновение, радость – пробуждение божественного начала в человеке. Эволюция. Переход от получеловека-полуживотного к получеловеку-полубогу.
Хорошо, когда это предназначение совпадает с порывом автора к творчеству. Если художник считает этику незначительной и ставит приоритетом выражение своего богатого внутреннего мира и таланта – он уходит в сферу развлечений или в поток бредового сознания.
В манге «Куклы» главные герои кажутся справедливыми, великодушными, честными. Великодушны в том смысле, что не наслаждаются зрелищем падшего человека, и испытывают горечь, что иногда зло можно остановть только некрасивым злом. Честны в том смысле, что стараются не поддаваться самообману. Они олицевторяют собой наказание, последующее за злом. Даже если не наступила расплата за зло, лучшая месть – это жить дальше, постараться забыть и жить удовлетворительно. Что и попытался сделать Камидзё, в детстве натерпевшийся от деревенских людей, в 9 и 10 томах.

«Куклы» в целом местами хороши (когда персонажи красиво себя ведут), местами проигрывают в графике. Авторши и сами не скрывают, что иногда халтурят: долго продумывают сюжет, а в последний момент перед сдачей редактору рисуют наспех до полного изнеможения.
У Маруо же графика тщательна, изысканна, видно, что неспешно отшлифована. Что опасно сказывается на восприятии темы. Любое изображение жестокости – есть популяризация жестокости. Красивое изображение – вдвойне. Так называемая «романтизация зла».
Реализм – не оправдание. Комикс, искусство – это выдумка. Основано на реальных событиях или фактах – тоже выдумка. Выдуманная жестокость – тоже жестокость. Психика человека не отличает выдумку от невыдуманного. А сознание его не работает всегда – не работает и в процессе художественного потребления.
Слава искусству, что работы Суэхиро Маруо и им подобные остаются немассовыми.

Регресс нарастает сам собой, прогресс требует определенных усилий.
Под воздействием «грязной» работы, упоминаемой в «Куклах», люди портятся. Однако в «Куклах» герои остаются скромными, проницательными, великодушными. Фантастика! Но эта фантастика содержит важнейший посыл для потребителя:

«Оставайтесь людьми».

@темы: примите наш отзыв!

07:45 

Рецензия на 3-й том манги "Томино в аду"

Рецензия от wicomix
"ТОМИНО В АДУ. ТОМ ТРЕТИЙ"
wicomix.wordpress.com/2018/06/07/%D0%BC%D0%BD%D...

Миновав середину (перед нами третий том из запланированных четырех), «великий японский роман» провокатора Суэхиро Маруо вновь очень наглядно сталкивает противоположные и несовместимые, казалось бы, вещи и понятия: счастье и несчастье, уродство и красоту, невинность и жестокость, любовь и похоть, бедность и богатство. Сталкивает… а потом создатель манги словно бы отступает в сторону, смотрит на всё это и делает последние штрихи, показывающие, что на самом-то деле между этими понятиями гораздо больше общего и вообще, одно из них зачастую является лишь отражением другого. И чтобы доказать это, Маруо по традиции идёт на всё, оставляя за читателем право сомневаться и делать выводы о том, что он только что узрел, с позиции своей морали: ведь кто-то увидит в истории создания новой религии кощунство и сектантство, а кому-то жизнеописание возвышаемой до уровня божества девочки-осьминога покажется жесткой сатирой на историю возникновения церкви, когда обязательно требуются священные жертвы, чтобы возвеличить и укрепить свой культ.

Не стоит и забывать о том, как новоявленная вера в романе связана с солнечным символом, осенённые которым люди с одинаковой экзальтированностью (как это доказывает история) могут и поклоны новым богам отбивать, и с факелами ночью по площадям маршировать, в обоих случаях им нужен только «пророк» и его «пастырь». И это только одна из составных частей «Томино в аду», над которой стоит задуматься. А ведь главный «двигатель сюжета» — это приключения Томино и Катана, брата и сестры, которые покинули цирк уродов мистера Вонга и судьба, главный поставщик историй для увлекательных романов, сделала всё, чтобы разъединить их и поместить в как можно более непохожие ситуации. Приглядевшись к которым, несложно понять, что в одной из них представлен ад настоящий, а в другой – лишь завуалированный, да и в первом случае есть надежда дойти до конца и всё же увидеть свет и любовь, а в другом случае главная героиня всё глубже спускается из искусственного света во тьму. Всё как в жизни. Томино успела побыть служанкой-подружкой девочки-осьминога Элизы, но теперь её и ещё несколько девочек усыновил художник. Вроде бы обходительный и добрый человек, но в перерывах между созданием подделок знаменитых полотен, вдохновляясь легендами о забальзамированном детском трупике из часовни святой Розалии, он не прочь, чтобы его «дочери» попозировали в не совсем общепринятом виде, да и заглядывающие к нему приятели (знакомые нам по первому тому подозрительные типы) намекают, что ничего хорошего главную героиню здесь не ждёт.

Напротив (здесь как раз ярче всего проявляет себя игра контрастов и противоположностей, затеянная Суэхиро), друзья Томино и Катана по заведению Вонга находят уголок добра и счастья – мать близнецов, актриса немого кино, реализует свой нерастраченный материнский инстинкт и берёт под свою опеку тех, на кого охотно пялилась толпа, не замечая за внешними дефектами людей. Катан же, чудом избежав того, чтобы из него сделали «чудовище на продажу», встречает очень близкого человека, но зов крови говорит ему, что есть люди ближе, а также тот, кто во всем виноват и должен понести наказание. Бизнес Вонга начинает крошиться: прибыльный религиозный проект трещит по швам, словно настоящий Бог вмешивается в процесс создания лже-Богов, в дело оказываются втянуты китайцы (вечные противники Японии в многочисленных войнах), индусы и вообще все вокруг, создавая напряжение, которое может прорваться и кровопролитными сценами грядущей Второй Мировой, почему бы и нет. Видения Томино оказываются заразными, теперь их видят многие персонажи даже без телепатии и опиума, и в этих жестоких гуро-галлюцинациях сходятся в смертельной борьбе героическое прошлое Японии, её закрутившееся, шаткое настоящее и трагичное будущее.

Как и положено в классическом романе, герои идут друг к другу обходными тропами и ровными дорогами, чтобы встретиться однажды, соединив все линии сюжета и привести историю к финалу, который теперь может быть каким угодно. Осталось его дождаться. И надеяться, что ощущение того, что это произведение Маруо не приведёт к тотальному кошмару, а выпустит на волю надежду и любовь (которым здесь, безусловно, нашлось куда как больше места, чем в других работах мастера эпатажа и шикарной графики), окажется верным. Но это, разумеется, не точно.

Третий том также как и предыдущие два завернут в цветную суперобложку, на последних страницах вы сможете узнать, что думал великий Мёбиус («Герметический гараж») о творчестве Маруо, биография которого также коротко изложена. В карандашном наброске представлена одна сцена, которая в итоге ни в один из томов не вошла.

@темы: примите наш отзыв!

10:02 

"Таймасин", том 1. Рецензия.

Рецензия от Anna-23-11:
"Таймасин". Том 1. Не купитесь на красивую обложку!
anna-23-11.diary.ru/p215440156.htm

Слишком низкий рейтинг. Его нужно повысить до 21+ для таких «произведений искусства».
Когда «Фабрика комиксов» объявила о лицензии, я посмотрела в интернете несколько страниц в иностранном сканировании. И засомневалась, стоит ли печатать такое – содержащее девиантную порнографию, вызывающую у читателя импотенцию. Однако прошло каких-то пять лет, и «Фабрика комиксов» таки издала первый том «Таймасин. Дневник экзорциста».

Информационная вставка между восьмой и девятой главами весьма уместна, так как не все потребители масскультуры в курсе о мифологии Говарда Филлипса Лавкрафта.
Приятно удивляет отсутствие опечаток.

Мужская графика скупа, ни эстетики, ни гламура, не скрывает ассиметрию лиц, ни пояснений к изменению времени действия. Красота Тайма-сэнсэя передана через реакцию окружающих персонажей чаще, чем изображена в его внешности.

На с.137 вертикальные зрачки резвой и красивой, боевой медсестрички Маки наводит на мысль, что она кицуне. И всё время в шапочке, словно скрывает ушки. Очень похожа на горничную из «Снов эпохи Тайсё».

На фоне гадости образ главного героя кажется чистым, в какой-степени очищающим. Уравновешенность и гигантский ум – неспроста образ экзоциста востребованн в массовой культуре. В мифологии это был святой или монах, затем – охотник, профессионал своего дела или эксперт. Не тот «эксперт», который болтает на диване или в ток-шоу, когда его болтовню никто не спрашивает. Экзорциста традиционно вызывают на помощь, сам он вызывается реже. В массовой культуре как бытуют традиционные вариации – Аптекарь из «Мононоке», Сибуя-си из «Ghost Hunt», также доктор Тайма, братья Винчестеры из «Сверхъестественного» - так эволюционируют в такие образы, как Шерлок Холмс и доктор Хаус.

Как ни парадоксально, «Таймасин» насквозь религиозен. Доктор Тайма обращается за помощью к монаху и искренне благодарит его за молитву. Мастера игл верят в силу мысли или эмоции пробить стену между измерениями или закрыть дыру. Чем не молитва или заклинание? Твари в «Таймасине» похожи внешне и в сущности на христианских демонов. Даже элементы эро-гуро вполне по-религиозному подавляют основной инстинкт читателя и вызывают тошноту при воспоминании. «Где у людей сильная духовная защита, в целом всё будет нормально… А вот не так давно образовавшимся странам со слабой религией придётся несладко» (с.187) – коллега Аякаси Кёго имеет в виду внешний фактор, сдерживающий желания людей, не давая им выливаться в страсти, ведущие к преступлениям.

Давненько не было в продаже манги в жанре мистического детектива для взрослых, поэтому издание манги «Таймасин» вовремя начато.

@темы: примите наш отзыв!

22:44 

Отзыв на "СМУРФЕТТУ".

wicomix пишет:
МНЕНИЕ: СМУРФЫ. СМУРФЕТТА
wicomix.wordpress.com/2018/05/12/%D0%BC%D0%BD%D...

Третий том историй про смурфов от бельгийского художника Пейо и его соавтора Ивана Дельпорта знаменателен тем, что здесь появляется персонаж, с которым, а точнее, с которой у многих читателей эта знаменитая серия комиксов и ассоциируется в первую очередь, наравне с папой Смурфом. Речь о Смурфетте, главной блондинке Смурфидола, окрестностей и фанатских сердец. В первой из двух представленных здесь историй рассказывается каноническая история появления этой героини: злой колдун Гаргамель, маниакально зацикленный на мести смурфам (благо, те предоставили ему массу поводов, см. предыдущие выпуски), решает заслать к своим врагам шпиона и диверсанта, способного уничтожить Смурфидол изнутри. Взяв немного глины (тут как бы слегка обыгрываются религиозные мотивы), жемчужин, синей краски и использовав рецепт из книги «Волшебные заклинания», Гаргамель в итоге создает свое лучшее творение, красотку с чёрными волосами и непростым характером, которая и отправляется навстречу со смурфами. И приносит в их жизнь хаос. Разумеется, розовые бантики, букеты цветов и всеобщая влюблённость, как это показано на обложке сборника, тоже будут, но это «вторая стадия спецоперации», а на первой стадии жители деревни, доселе не видевшие девочек и не имеющие ни малейшего представления о женских капризах, должны привыкнуть, что в их жизненный уклад вторглось столь милое, но сложное для понимания создание.

Потому что морская поговорка гласит: «женщина на корабле к несчастью», и смурфы во главе со своим папой очень скоро истинность её испытают на себе. Им бы плотину строить – у Смурфетты танцульки на уме, им запасы готовить – а она ходит везде с миллионом вопросов и всех отвлекает. Короче, весёлый ужас. Нет, не надо думать, что Пейо и его соавтор стремятся выставить всех женщин в нелицеприятном виде или имеют к ним какие-то претензии, в конце концов, на смену недопониманию придут совсем другие чувства и морскую поговорку сменит фраза «Без женщин жить нельзя на свете». Но некоторые моменты комикса, вздумай авторы сочинить такое сейчас, наверняка бы вызвали вопросы. Как и то, что общая влюблённость в Смурфетту началась после того, как она перестала быть брюнеткой и стал блондинкой – со времен Мэрилин Монро все знают, что джентльмены предпочитают блондинок, но брюнетки могут всё же немного приуныть. Кстати, если вас уже мучает вопрос, почему же Смурфетта, столь важный персонаж, в дальнейших историях (например, из четвертого тома, также изданного на русском языке) не фигурирует, то срочно бегите за этой книжкой. Из множества весёлых фразочек и ситуаций стоит выделить шуточки про возраст смурфов и пластическую хирургию, способную наладить личную жизнь любой девушке и не только.

Вторая часть сборника гораздо меньше по объему и рассказывает не самую весёлую историю со счастливым концом. Поскольку в мире смурфов тоже наступает суровая зима, обитатели деревни тратят много времени и сил на заготовку припасов на холодные месяцы. Но в этот раз всё идёт насмарку в результате несчастного случая и перед синими человечками остро встаёт вопрос выживания и необходимости покинуть родные места в поисках пропитания. Странствия приводят их в замок, где прозябает в нищете его владелец, и тут смурфы доказывают и себе, и своему новому знакомому, что быть маленьким – это хорошо, можно не только экономить на еде, но и находить лазейки в крайне нужные и интересные места. Очень натурально авторы показали чувство непобедимого голода, когда люди сходят с ума от мыслей об еде и готовы броситься друг на друга, смеяться местами уже не тянет совершенно. Но хеппи-энд всё расставляет по своим местам.

Выпуском серии на русском занимается «Фабрика комиксов», третий том «Смурфов» традиционно вышел в харде, в альбомном формате 220х292 мм, на глянцевой бумаге. В нём 64 страницы, тираж 2500 экземпляров. Из бонусов – пара страниц с зарисовками титульной героини. С этим томом в мир смурфов приходит красота и милота, не пропустите.
vk.com/wall-38568553_36678

@темы: примите наш отзыв!

18:07 

Отзыв на 1-й том комикса "Гарфилд".

anna-23-11.diary.ru составляет отчет:
anna-23-11.diary.ru/p215360853.htm
"Гарфилд". Том 1: Не жизнь, а мечта - у жирного кота

В твёрдом переплёте, полностью в цвете, мелованная бумага – если бы не кое-какие опечатки, было бы шикарнейшее издание. Настоящее подарочное! Которое смело можно дарить детям.
Пусть не смущает «тонкость» издания по сравнению с толстенькими томиками манги – в первом выпуске «Гарфилда» уместилось 4 главы, 4 отнюдь не короткие интермедии и историческая часть.

Первое, что обращает на себя внимание – это авторская скромность. Уже на третьей странице вместо оглавления – список имен тех, кто работал над данным выпуском. И имя главного автора идеи и персонажей почти внизу, в конце. Непривычно лицезреть этот длинный список после азиатских комиксов, где обычно указываются один-два автора, а их ассистенты остаются безымянными и словно несуществующими.

Первое знакомство с «Гарфилдом» состоялось в древнем, ставшем легендой журнале «Ника» в виде стрипов. Истории и персонажи остались в памяти невпечатляющими и бессмысленными. В 1-м выпуске истории тоже кажутся туповатыми, зато вызывают улыбку, разгружая мозг, замотанный рутиной, благодаря юмору оказывая психотерапевтический эффект.

Чрезвычайно понравилось, что главы начинаются без обложек, их названия поверх первых фреймов – такое плотное заполнение пространства страниц. В итоге последняя страница предыдущей главы и первая страница следующей являются соседними, идут рядом.

При этом в дополнительной исторической части – парадокс – оставлено много свободного пространства. Одна картинка – одна страница. Три стрипа – на одной странице. Словно разные люди составляли выпуск. Или с разными целями.

Четвертая глава и второй вариант обложки отличаются иронией (или самоиронией) по поводу того, что истории в семейной масскультуре не отличаются сложностью.

Гарфилда можно полюбить за его речь, изысканную на фоне речи остальных персонажей. Например: «Он и правда считает, что если будет так сильно орать, то я его послушаюсь?» (с.45) или «Запомните, детки, если не хотите выглядеть такими же глупыми, учитесь правильно употреблять местоимения!» (с.82)

Длинные описания любимых пицц Гарфилда навело на мысль: его образ жизни может представлять в массовом сознании идеал праздной и сытой жизни:

Не жизнь, а мечта
У жирного кота.
Сладкий сон да еда
И никакого труда.

@темы: примите наш отзыв!, цветной

18:04 

Отзыв на 2-й том манги "Девушка у моря".

wicomix составляет отчет:
МНЕНИЕ: ДЕВУШКА У МОРЯ. ТОМ ВТОРОЙ
wicomix.wordpress.com/2018/05/04/%D0%BC%D0%BD%D...
Внимание! Нижеследующий текст и изображения предназначены только для читателей старше 18-ти лет! Если вам нет 18-ти, пожалуйста, не нажимайте "Читать далее".

«Чего мы только не делали, а всё равно чего-то не хватает…», признается Коумэ Сато, героиня скандально-откровенной манги Инио Асано «Девушка у моря», своему партнеру по сексуальным экспериментам, странному и замкнутому в кольцо постоянной депрессии Исобэ. Чего же им не хватает – непонятно. Или новых поз, или просто тишины, в которую можно погружаться вдвоём, крепко сжатыми руками ставя заслон на пути неотвратимого одиночества. Поди разберись в этих подростковых переживаниях, полчища психологов и учителей не в силах этого сделать, чего уж говорить о самих молодых людях, находящихся во власти гормональных бурь и цунами чувств.

В первом томе мы видели, как зарождались эти отношения: то ли мстя первому красавчику в школе за то, что он её отверг, то ли мстя самой себе за то, что не смогла привлечь этого красавчика, Сато заводит знакомство с тихоней Исобэ, разумно полагая, что живущий среди манги, фигурок и игр отаку не будет трезвонить, как это сделали бы более уверенные в себе парни, на всю школу о своих сексуальных победах. К тому же несколько лет назад Исобэ признался ей в своих чувствах, и это стало «отличным» поводом для того, чтобы заявить Сато о себе как о доминирующем и даже причиняющем моральную боль партнере. Самоутверждаясь, девушка манипулирует парнем, запрещая говорить о любви и всячески подчеркивая, что он для неё – лишь удобный «механический объект» для секса, не больше. Но события развиваются таким образом, что эта «доминирующая схема» даёт сбой, и всячески выказывающие друг другу свое безразличие герои начинают совершать поступки, показывающие, что их отношения могут зайти гораздо дальше. Она учится смотреть на мир под другим углом и пытается скрыть ревность за желанием безграничной власти, уничтожая столь важную в контексте истории фотографию, а его ночные прогулки по следам её «обидчиков» на «тёмную сторону» городка, вылазки из уютного, но одинокого мира интернета и фальшивой реальности приводят к необратимым последствиям.

Во втором томе манги Инио Асано показывает, как эта ситуация должна разрешиться. После долгой разлуки, связанной с одним происшествием, меняющим в итоге жизнь ещё одной парочки, герои устраивают долгий и предельно раскрепощенный (местами способный вызвать румянец даже у профессионалов «фильмов для взрослых») секс-марафон, а позже… учатся взрослеть и двигаться дальше, отпускать и принимать? Как-то так. Вообще это сложно объяснить словами, Асано гораздо круче оперирует голыми, простите за каламбур, эмоциями, когда всё понятно и без слов, и символизм многих сцен (с тем же тайфуном, который так удачно и драматично совпал с настоящей бурей чувств у Сато) способен вызвать острое сопереживание у читателей, которые в какой-то момент наверняка вздохнут про себя «вот у меня точно так было». Финал истории очень однозначный и жизненный, так обычно и заканчиваются грустные истории о первой любви (?), меланхоличность которых художник отлично подчеркивает атмосферными, будто бы сонными пейзажами маленького прибрежного городка, где даже летом на пляже никогда не толпятся люди.

У меня осталось ещё с первого тома стойкое убеждение, что и морские виды, и многие здания Асано не рисовал с нуля, а обрабатывал реальные фотографии, уж больно детально изображение. Но это только версия, не более. Если я не прав, то Асано просто гениальный мангака, впрочем, и правота приведенной выше версии не сильно скажется на правдивости этого утверждения, всё-таки рисунок вне зависимости от способа его создания здесь выглядит просто превосходно. Но в самые откровенные моменты Инио слегка включает самоцензуру и делает слияния двух тел и их отдельных уголков и выпуклостей чуть-чуть менее провокационным. Но всё равно, здесь реально жарко, если вы понимаете, о чём я.

О степени дозволенности в «Девушке у моря» можно спорить. Но важно помнить, что секс играет важную роль в нашей жизни, чтобы там не говорили фанатичные моралисты, и обращение к этой теме повышает не только уровень откровенности, но и искренности, если уж невозможно скрывать «физиологию» от читателя, то и самые сокровенные переживания персонажей тоже должны быть обнажены по максимуму. Рискнула выпустить «Девушку» «Фабрика комиксов», томик чёрно-белой манги обернут в цветную суперобложку, под ней 218 страниц, где «Happy End» — это название популярной группы, а всё остальное – реальная жизнь. Манга вполне способна задеть за живое, но только не читателей младше 18 лет.
vk.com/wall-38568553_36621

@темы: примите наш отзыв!

Новости и планы "Фабрики комиксов"

главная