16:18 

МНЕНИЕ: ПРИЮТ ВЛЮБЛЁННОГО ПСИХОПАТА

wicomix.wordpress.com/2017/06/07/%D0%BC%D0%BD%D...

Пишет wicomix!
МНЕНИЕ: ПРИЮТ ВЛЮБЛЁННОГО ПСИХОПАТА

Приют влюбленного психопата. Не отмеченное ни на одной карте место, куда ведут знаки и символы, разбросанные по буклетам самого сомнительного содержания, которые вы только можете взять на ночной улице из рук странного человека с отсутствующим, словно говорящим «я видел всё» взглядом. Убежище для страшных в своем одиночестве людей, изгоев, лелеющих свои болезненные фантазии в этом полутёмном закутке, где звучит безумная, атональная музыка, где в подвале кто-то отчаянно пыхтит и стонет, и где лучше даже не пытаться узнать, из чего повар приготовил сегодня скромный ужин. Место, где на столике посередине комнаты обязательно лежит потрепанный экземпляр манги Суэхиро Маруо.

Начав знакомство с творчеством этого японского художника и провокатора с манги «Невероятная история острова Панорама», за которую Маруо вполне можно назвать «великим», продолжим «Приютом», достойным того, чтобы прикрепить к его создателю звание «ужасный». Выпущенный в оригинале в 1997 году сборник содержит короткие и не очень рассказы, часть из которых основана на древних легендах, сомнительных исторических фактах и постулатах странных кодексов, без которых жители Страны Восходящего Солнца до сих пор не могут представить свою жизнь, а часть словно вышла из болезненных галлюцинаций и ночных кошмаров, щедро приправленных историями про маньяков, сексуальные перверсии, расчленёнку и прочие вещи, о которых не говорят за столом в приличном обществе. Начинается всё с истории «Безухий Хоити»: её юный герой испытывает проблемы со слухом, что не мешает ему слышать голоса мёртвых, к которым он приходит на кладбище в порыве одержимости и поет свои песни, находя среди могил благодарных слушателей. А какие песни могут нравиться толпам полуразложившихся зомби, лезущим из-под земли трупам и отполированным временем и червями черепам? Утопая в безумии и выплескивая из глубин своего гниющего подсознания невероятные (и притом замечательно нарисованные) глюки, Хоити «мочит» со сцены grindcore про выкидыши и тлен, оставив в стороне эротические грёзы. Безумная, но завораживающая невероятной графикой новелла.

В «Райском балагане» труппа цирка уродов страдает от ночных визитов своего умершего коллеги, который и при жизни был человеком так себе, а уж после смерти превратился в молчаливого, мелкого и насылающего безумие монстра, способного заразить ужасными видения ночными посиделки за азартными играми и сцены свального греха. «Чердачный философ» — так называет себя юноша, ввязывающийся в странную игру с соседкой снизу, за родами которой он наблюдал. Оба героя вполне тянут на «монстров», но, встречаясь с друг другом на улице, они, как и окружающие, видят только двух обычных людей, коих полным-полно вокруг. «У каждого есть скелет в шкафу», словно говорит Маруо. Или детское тельце на чердаке. В «Красных бровях» всего на нескольких страницах Суэхиро рассказывает о сексе, мести, галлюциногенных кошмарах, сопровождающихся объеданием лица, и таинственных наёмниках – и всё это в антураже средневековой Японии, в стиле классических гравюр. «Знаток Инугами» — самая спорная часть сборника. Как говорит автор (выбрав извиняющийся тон), он рисовал эту вещь в качестве сериала для одного садомазо журнала (что интересно, потому что ничего такого конкретно в данной истории нет, вот это действительно неприятный…или приятный, если учесть специфику издания и его фанатов, «обман» читателя), планируя большой роман страниц на триста, но потом публикацию в одностороннем порядке прекратили и художник к своему детищу охладел. На время, так как в его библиографии всё же появилась книга с таким названием и похожими персонажами, но ранние варианты страниц туда не вошли. В целом, сбивчивый набор малосвязанных образов, вертящихся вокруг странноватой и очень богатой семейки с доминирующей бабушкой и одержимым насилием внуком: здесь и собаки, нападающие на детей, и теневые стороны бизнеса, и прогулки с одноклассницей по музею пыток и казней, и жестокие шалости, и внезапные суициды. Но во что-то цельное эти картинки никак не складываются.

«Град непротивления» — самый большой и, пожалуй, самый невыносимо-сильный рассказ из представленных. Град, понятное дело, это послевоенный Токио, являющийся одним из главных персонажей истории, вечно лезущим в кадр своими развалинами, военными патрулями, тифозными трупами и полусгнившими, но еще бредущими телами солдат, изувеченных ядерным жаром Хиросимы и Нагасаки, пейзажами бедности и безысходности. Начинается всё с отвратной сцены дефекации, которую можно списать на больную фантазию автора, а можно записать в «апофеозы войны». Затем мы узнаем, что странноватый мальчик живет в нищете со своей мамой, безнадежно ждущей мужа с войны. Этой женщине оказывает понятные знаки внимания жутковатый, но вроде как обеспеченный карлик. Выбор очевиден: наплевать на гордость и уподобиться многим японкам, удовлетворяющим потребности американских солдат, или же умереть от голода. Реалистичные ландшафты истории быстро сменятся бредом, в котором будут и нагромождения костей, и повешенные обезьяны, и язык, растущий совсем не оттуда, но концовка «Града» будет шокирующей. И показанной во всех деталях в «лучших» традициях жанра «гуро». Впрочем, если бы все увиденное здесь было бы просто бредом больного разума, манга Маруо была бы со смаком прочитана десятком извращенцев и погрязла бы в нечистотах андеграунда. Но нет, рассказ Суэхиро – это срез того, что пережила Япония (да и любая страна, которой коснулась война), это обратная сторона патриотических плакатов, в которые только и остается, что заворачивать сырое мясо.

«Приют» имеет строгие ограничения «18+» и категорически не рекомендован беременным женщинам и впечатлительным людям. В пользу автора, однако, выступают строки статистики, уверяющей, что в Японии, в культуре которой ощутим культ смерти, насилия и запретных отношений, при массовой доступности подобного «контента» очень низок уровень преступлений на сексуальной почве и маленький процент серийных убийц. Впрочем, для снятия напряжения неуравновешенных граждан пусть рисуют другие, работы же Маруо это, прежде всего, искусство. Его совершенная, реалистичная графика идеально проявляет себя и тогда, когда нужно показать мельчайшие детали крыла мотылька (а эти ночные бабочки стали тайными героями сборника) и тогда, когда нужно обнажить то, что обычно находится под тяжелым пологом табу. Книга жуткая, красивая, завораживающая и отталкивающая. Неоднозначный шедевр «тёмного антиискусства», чтение которого, для полного погружения в сложную восточную ментальность, можно сопроводить прослушиванием japan noise, вроде Merzbow и Massona, они ваше восприятие однозначно подстегнут.

@темы: примите наш отзыв!

URL
   

Новости и планы "Фабрики комиксов"

главная